00:14 

Искусство быть гейшей.

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
Ключ №6: Символ бесконечности
Искусство быть гейшей.
Автор: Седая Верба
Фэндом: Memoirs of Geisha
Пейринг: Барон/Мамеха
Рейтинг: R
Жанр: drama, angst
Предупреждение: ООС
Disclaimer: (c) Артур Голден
Посвящение: Такате, единственной и неповторимой в своём роде, не гейше, но определённо искуснице.

Гейша – искусница. Не куртизанка, не проститутка – женщина, способная творить искусство из всего, сама выглядящая произведением искусства, и отчасти это так, потому что дорогие кимоно, причёски, макияж, веера, зонтики, обувь и всё прочее обходится не только большими деньгами, но и большим трудом.
Гейша – искусница.
Женщина, способная сделать искусством даже любовь.
Не продающая. Но обязательно дарящая.
Мамеха хорошая гейша. Уже не юная, но ещё не зрелая: с телом, налитым молодой свежестью, с лицом, нежным, как персик, с глазами спокойными, но то и дело вспыхивающими лукавством. Мамеха успешна и почитаема, любима и ненавидима, и кто знает, что кроется за милой улыбкой?
А ещё у Мамехи есть данна.
Стоит Барону появиться на пороге, Мамеха делала всё, чего бы он только не пожелал. Вилась вокруг него, словно кошка вокруг хозяина, окружала заботой, лаской, своей красотой и нежностью.
Мамеха умела делать счастливым мужчину, и ни разу за долгое время Барон не жалел о своём выборе. Мамеха обволакивала собой, ухищряясь быть разной, покорной и хищной, настойчивой и нежной. И целовала сладко, и обнимала жарко, и, прикасаясь, щекотала не тело – душу. Порхала бабочкой, извивалась змеёй, но оставалась единственной и неповторимой – Мамехой.
Счастливой женщиной, что умела делать искусством любовь и наслаждаться ею.
Помогая Барону одеваться, аккуратно завязывая его галстук, Мамеха улыбалась.
- Ты поправилась, - сделал ей замечание Барон, накидывая на плечи пиджак. Его жизнь должна быть идеальна – и его женщина не является исключением.
Мамеха на замечание лишь улыбается, ведь она-то знает, почему плоский доселе живот начал едва заметно округляться, и именно это является источником её счастья. Но стоит лишь ей заикнуться об этом, лицо Барона меняется.
Дальнейшее Мамеха помнит плохо. Слух её внимателен, но сердце глухо бьётся о рёбра. Глаза зорко следят за тем, как Барон отсчитывает деньги и пишет адрес доктора, но разум гейши пуст. И только лишь после того, как звонко хлопают створки сёдзе, Мамеха вздрагивает, а после медленно преклоняет колени – прислониться бы лбом к холодному полу, обнять едва начавший выпячиваться живот.
И понять, что ребёнок, живущий там, под сердцем, уже не будет жить.
Слово данны – закон.
Слово данны – нерушимо.
Слово данны должно быть исполнено.
Следующим вечером Мамеха семенит по заснеженному Киото мелкими шажками – не потому что гейша, а потому что высокие гэта скользят по льду, припорошенному свежевыпавшим снегом. У Мамехи дешёвое кимоно, голова покрыта платком, в кармане - деньги, оставленные данной, в сердце - пустота и холод, а под сердцем – застывший плод, уже не живой, но ещё не мертвый.
Мамеха – умная женщина. У дверей дома доктора она нанимает рикшу и велит ждать. Мамеха не спрашивает про боль, потому что готова к ней – и считает, что поделом. Мамеха не плачет. Мамеха просто ждёт, когда из её чрева вынут часть её самой.
Мамеха знает, что это убийство.
Хватаясь руками за что придётся, заламывая собственные пальцы и кусая губы, Мамеха молча терпит и думает: «Поделом». Еле волоча ноги, Мамеха думает, что её цель – добраться до рикши.
Пустыми глазами глядя на пробегающие мимо дома, Мамеха вспоминает про змею, пожирающую саму себя – символ бесконечности. Кусать себя за свой же хвост – больно, и теперь Мамеха знает об этом не понаслышке.
Может ли гейша позволить себе любовь?
Никогда.
Может ли гейша позволить себе любовь?
Никогда!
Это и есть бесконечность.
Оказавшись дома, Мамеха не думает – лишь сворачивается, охватив руками пустое лоно и дышит редко-редко. Она уничтожает в себе любовь – к себе, к Барону, к убиенному ею ребёнку.
Через неделю Барон навещает её дом, и она вновь встречает его у порога с улыбкой. И вьётся так же, радостной кошкой, а возлежав с ним в постели, как и прежде, окружает его собою, и провожая, улыбается столь же ласково.
Ведь гейша – искусница, способная сделать искусство – любовью, а любовь – искусством.
***
На ближайшем фестивале О-Бон Мамеха спускает на воду фонарик и вспоминает ту самую зимнюю ночь. В храме на востоке Джиона на её деньги возведена статуя джизо – души умершего ребёнка. Мамеха знает, что скоро ей придётся выделить деньги и на вторую. Только вот страданий больше нет, как нет и любви, которую заменило лишь искусство.
Искусство быть гейшей.

@темы: XIII круг, Memoirs of Geisha, Книги/Сказки

Комментарии
2010-11-21 в 00:21 

Окихо.
He is wise who says nothing when he has nothing to say. [Такато, просто Такато]
Грустно и прекрасно...
Спасибо.

2010-11-21 в 00:23 

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
Lektezian, грустно и не самая хорошая тема, но онон написалось благодаря тебе, потому что именно ты меня подсадила на это)

2010-11-21 в 06:10 

Нахер мне город, в котором больше не встретить тебя... ©
Седая Верба
Ох, прям расплакалась совсем... Очень животрепещуще и красиво! И вот чувствуется эта трагедия *___*
Спасибо! Сложно найти интересные фанфики по "Мемуарам"

2010-11-21 в 08:46 

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
~LilianaDC~, благодарю.

2010-11-21 в 11:36 

Быть, а не казаться.
Седая Верба, чувак, я знал, что ты напишешь про Мамеху! Нутром чуял!
А по сабжу - у меня просто нет слов. Правда. Ты меня за душу взял.

2010-11-21 в 13:48 

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
[...Soulless...] ну а про кого я ещё мог писать? Хотя есть ещё Хацумомо, которая тоже есть весьма противоречивый персонаж)
Оно мною выстрадано не менее, чем тобой.

2010-11-21 в 14:11 

Ёсими
For alt vi har og for alt vi er.
Солнц, ты меня вынесла просто. Да, я люблю фикшен по книгам. Теперь.
Это очешуительно, слов нет.

2010-11-21 в 14:19 

Седая Верба
Холод всегда мне был по душе
     

Храм Гета

главная